Доллар США
59,0396 руб.
Евро
69,5900 руб.
Понедельник, 17 апреля 2017 12:35

Миллиардер недели: Михаил Фридман и история исков богатейших россиян к СМИ Избранное

Блог 
Михаил Фридман Михаил Фридман Фото Ильи Питалева / РИА Новости

Тяжбы богатейших предпринимателей против журналистов — это своего рода зеркало того, что происходит в стране.

В четверг, 13 апреля Михаил Фридман, крупнейший из совладельцев «Альфа-групп», чье состояние оценивается в $14,4 млрд, объявил, что подает в суд на газету «Ведомости». Причина – февральская статья в издании, описывающая якобы имевшие место быть связи между «русской мафией» и проектом «Альфы» в Европе. Фридман считает, что сведения, изложенные в материале, не соответствуют действительности. Еще одна претензия – журналисты газеты не связались с представителями группы, чтобы получить комментарий по ситуации. На следующий день, в пятницу, шеф-редактор «Ведомостей» Дмитрий Симаков признал – да, комментариев не попросили. Издатель газеты Демьян Кудрявцев принес Фридману извинения, заявив, чтоб при подготовке материала была допущены «человеческая ошибка».

Что будет дальше, пока не понятно. Фридман настаивает на публикации опровержения, в противном случае, по его словам, суд неизбежен. Но каков бы ни был исход дела, очевидно, что конфликт «Ведомостей» и «Альфа-групп» уже вошел в историю. А именно — как один из ярких эпизодов во взаимоотношениях российских медиа и по-настоящему больших денег.

Борис Березовский и его иски

С самого начала 90-х, с запуска в России частной экономики и появления независимых СМИ, отношения между ними складывались непросто. Но если суммировать, то их можно охарактеризовать фразой «собака лает — караван идет». По крайней мере, добиваться через официальных опровержений негативных публикаций нарождающийся российский бизнес стремился далеко не в первую очередь. Игрокам был предельно понятен вес публикаций, равно как и лица, за ними стоящие. В таком контексте СМИ как самостоятельная цель ответной атаки особой значимости не имели.

Другое дело, когда крупнейшие представители российского частного капитала стали заметны на Западе, где роль медиа неизмеримо выше. В какой-то момент новые богатейшие русские попали в фокус их внимания и конфликты стали неизбежны. Первый по-настоящему резонансный скандал разразился в 1996 году, когда американское издание Forbes выпустило статью Павла Хлебникова «Крестный отец Кремля», посвященную деятельности Бориса Березовского, на тот момент пребывавшего в зените своего могущества. В числе прочего журналист обвинил Березовского в причастности к убийству Влада Листьева.

В этой истории для российского читателя не было больших открытий. О роли, которую тогдашний заместитель секретаря Совета Безопасности играл в российской политики и экономике, было хорошо известно. Однако публикация в одном из заметных западных СМИ наносила серьезный урон по репутации теневого кардинала Кремля именно там, где это было в тот момент важнее всего, на Западе. Березовский не мог не реагировать, и он принял решение – судиться. Иск в Лондонском суде рассматривался c 1997 по 2003 год.

Результат его был формально в пользу Березовского. Журнал принес предпринимателю свои извинения, тот в свою очередь отозвал иск. Для Березовского это было более чем актуально. В Кремле к тому времени прочно обосновался Владимир Путин. Борис Абрамович с 2001 года пребывал в эмиграции и был объявлен в розыск российской Генпрокуратурой. Чтобы не допустить выдачи в Россию, Березовскому нужно было очиститься от любых обвинений в криминале.

В этом смысле показателен второй из нашумевших исков Березовского к СМИ. В 2007 году перебравшийся в Великобританию опальный российских олигарх подал в Высокий суд Лондона иск против государственного телевизионного холдинга ВГТРК. Березовский потребовал опровергнуть сюжет, в котором говорилось о фальсификации данных, на основании которых предприниматель получил в Великобритании статус политического беженца, а так же о якобы имевшейся у Березовского заинтересованности в устранении Александра Литвиненко (мол, тот слишком много знал об истории с получением гражданства). Суд в итоге признал правоту Березовского и потребовал от ВГТРК уплаты £150 000 компенсации. История эта помогла Березовскому более уверенно чувствовать себя в Лондоне.

От Дерипаски до Батуриной

Россия начала «нулевых», между тем, вступила в период наивысшей интенсивности «корпоративных» войн. Крупнейшие частные ФПГ окучивали последние из перспективных активов, остававшихся «бесхозными», сколачивая в них отраслевые холдинги. «Войны» сопровождались соответствующими кампаниями в медиа, где стороны также себя не ограничивали. Некоторые из участников баталий переходов на личности терпеть не собирались. Особенно, если в конфликте оказывались замешаны зарубежные СМИ и новые хозяева активов задумывались о будущем, о привлечении инвестиций c Запада и необходимой для этого репутации, например.

В 2003 году Олег Дерипаска подал иск на немецкую Frankfurter Allgemeine. Поводом послужила статья о том, как холдинг «Базовый элемент» установил контроль над Братским и Усть-Илимским лесопромышленными комбинатами и как пытался взять под контроль Архангельский ЦБК. Материал красочно описывал перипетии так называемых «лесных войн», которые вел «Базовый элемент» Дерипаски, «грубое ведение дел» и «давление» который тот оказывал на своих оппонентов. Но в итоге суд признал, что в статье «Битва за леса России» была опубликована ложная информация, нанесшая ущерб имени Дерипаски. Суд запретил Frankfurter Allgemeine Zeitung и журналисту Эльфи Зигль, автору публикации, в дальнейшем распространять сведения, опубликованные в статье.

Другое показательное судебное разбирательство состоялось между Альфа-банком Михаила Фридмана и газетой «Коммерсант». В 2004 году издание опубликовало статью под заголовком «Банковский кризис вышел на улицу». Речь в ней шла о якобы имевшихся очередях вкладчиков в отделениях Альфа-банка. В ответ собственники банка, стремясь не допустить всплеска паники, подали на «Коммерсант» в суд, требуя опубликовать опровержение, а также компенсировать материальный ущерб. «Коммерсант» проиграл дело во всех инстанциях и был вынужден заплатить. О действительно чувствительных для крупного бизнеса материях главные деловые СМИ России стали писать с большей осмотрительностью.

Лидером же по количеству исков, поданных к СМИ и затем выигранных в судах, стала Елена Батурина, супруга тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова. Писать опровержения и оплачивать пусть и символические, но штрафы в пользу Батуриной, вынуждены были «Ведомости», «Коммерсант» и Forbes. Поводом для исков становилось любое упоминание о возможной связи успехов бизнеса «Интеко», компании Батуриной, cо статусом ее хозяйки как жены столичного мэра. Разбирательства происходили в московских судах. После того, как Лужков перестал быть мэром, сошли на нет и судебные войны между Батуриной и медиа.

Геннадий Тимченко и Роман Абрамович

Появление в числе ключевых игроков российской экономики людей из ближайшего окружения Владимира Путина (Геннадий Тимченко, Аркадий Ротенберг, Юрий Ковальчук и другие) и осмысление этого феномена в медиа – еще один сюжет, который не мог не вызвать судебных разбирательств со СМИ в качестве ответчиков.

Так, в 2009 году Геннадий Тимченко, на тот момент совладелец компании Gunvor (один из крупнейших нефтетрейдеров в мире), подал в Лондонский суд иск против журнала The Economist. Поводом послужила публикация, в которой успехи Gunvor связывались с личными связями Тимченко и президента Владимира Путина. Мол, благодаря им Тимченко смог стать крупнейшим поставщиком за рубеж нефти госкомпании «Роснефть», а это, в свою очередь, дало мощный импульс развитию бизнеса Gunvor, который из небольшой трейдерской компании за несколько лет превратился в одного из лидеров глобального рынка. До судебных слушаний, впрочем, дело не дошло. The Economist убрал упоминание Gunvor из статьи и опубликовал разъяснения, что «Роснефть» продает через Gunvor лишь 30-40% своей нефти. И ни Владимир Путин, ни другие люди из его окружения не имеют интересов в бизнесе Gunvor. На этом инцидент был исчерпан.

Еще одним заметным явлением «нулевых» стало формирование представительной группы из числа богатейших предпринимателей, сколотивших свои миллиардные состояния в России, но затем вышедших в «кэш» и инвестировавших полученные средства на Западе. Наиболее заметным среди этих людей стал Роман Абрамович, продавший в 2003 году «Сибнефть» «Газпрому» за рекордные $13 млрд. Богатство предпринимателя и его образ жизни обеспечили Абрамовичу пристальное внимание журналистов. Миллиардер и его спутница Дарья Жукова превратились в регулярных героев публикаций в разделах светской хроники. Судебные разбирательства в такой ситуации выглядели неизбежными. Что и произошло.
В марте 2010 года Роман Абрамович выиграл дело о клевете у итальянской газеты La Repubblica. Лондонский суд обязал принести Абрамовичу публичные извинения и выплатить «значительную компенсацию» за нанесенный ущерб. Газета также приняла на себя обязательства напечатать опровержение. Повод — вышедшая в мае 2009 года статья, имевшая заголовок «Черный год для Абрамовича: он проиграл яхту в покер».

«Основным содержанием статьи были клеветнические утверждения о том, что у Абрамовича серьезные проблемы с азартными играми, которые угрожают его отношениям с Дарьей Жуковой. Якобы для покрытия игорных долгов он был вынужден отдать собственную яхту стоимостью полмиллиона евро», — отреагировала на публикацию La Repubblica своим пресс-релизом Millhouse, управляющая компания Абрамовича.

В чем причина жесткости «Альфы»?

В последующие годы пальму первенства в конфликтах со СМИ со стороны крупного российского бизнеса перехватили государственные компании, прежде всего «Роснефть». Что вполне соответствует тенденциям развития ситуации в российской политике и экономики. Ключевые роли играют государство, его компании и люди их возглавляющие. Частному бизнесу, даже самому крупному, выделена вспомогательная роль. Тем, кто по таким правилам играть не согласен (не может), лучше уступить активы государству или более покладистым миллиардерам.
Михаил Фридман и его партнеры свой главный актив – долю в нефтяной компании ТНК-BP — продали государственной «Роснефти» за $28 млрд еще в 2013 году. Созданный акционерами «Альфы» фонд LetterOne (зарегистрирован в Люксембурге) в настоящее время подыскивает проекты за рубежом для инвестирования этих средства. Область рассматриваемых проектов чрезвычайно широка – от проектов добычи сланцевой нефти в США до инвестиций в технологичный сектор, медицину и ритейл.

Любое упоминание о «возможных связях» с криминалом акционерам «Альфы» в этих условиях сильно вредит. И «вредит» — еще очень мягко сказано. Тем более, когда об этом пишут «Ведомости», одно из немногих российских изданий, которым доверяют на Западе. В этом, судя по всему, и заключается ключевая причина жесткой реакции «Альфы». Ведь группу сегодня стоит рассматривать, прежде всего, как международную, а не российскую. Крупнейший частный агломерат в российской экономике сокращает в ней свое присутствие и одновременно «подчищает хвосты», которые могут помешать Михаилу Фридману вести дела за рубежом.

И с этой точки зрения, в конфликте с «Ведомостями» «Альфа» будет идти до конца. Идеальный для группы результат – судебное решение, в котором черным по белому будет написано: «связи» с «испанской мафией» – это клевета. Для западных банков и потенциальных партнеров такой документ будет самым убедительным. А слова издателя «Ведомостей» о том, что была допущена «человеческая» ошибка могут и не смягчить настроя Михаила Фридмана.

Какой вывод? История исков миллиардеров к СМИ – это больше, чем просто история громких судебных разбирательств. Тяжбы богатейших людей страны и национальных медиа многое говорят о том, что происходит в стране. Это своего рода «зеркало». То, как в нем отражается текущая ситуация, характеризует положение дел в бизнесе и деловых СМИ сегодняшней России далеко не лучшим образом.

Михаил Козырев

Forbes.ru

Прочитано 751 раз
Оцените материал
(0 голосов)
PlanetaSMI

Статьи

Сайт: www.planetasmi.ru
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Loading...