Доллар США
59,3612 руб.
Евро
69,7197 руб.
Среда, 11 января 2017 16:02

Развал или возрождение издательского рынка России? Интервью с гендиректором «Женского здоровья» Игорем Мосиным Избранное

Блог 

Отрасль печатных СМИ впадает в кому. Издания закрываются. Тиражи снижаются. Оплаты проданных тиражей отодвигаются все дальше. Многим средним и особенно мелким издателям вообще перестали платить. Что происходит и где выход из ситуации? Об этом мы говорим с генеральным директором журнала «Женское здоровье» Игорем Ивановичем Мосиным.

— Как-то не верится, что целая индустрия может вот так просто рассыпаться в прах. Что происходит сегодня в отрасли?

— Именно это и происходит — натуральное исчезновение печатных СМИ. С Нового года не будут выходить Allure, Traveller; из розницы, оставив только подписку, ушел The New Times. Про их закрытие открыто объявили. А сколько изданий просто молча сойдут с дистанции?

Напомню, что еще раньше из более менее заметных брендов закрылись журналы «СамаЯ», «Русский репортер», Interview, «Афиша», газеты «Московская правда», «Новые известия». Как вы понимаете, для сотрудников этих компаний, кризис в отрасли представляет самую что ни на есть реальность. Они остались без работы.

Близки к этому состоянию еженедельники, научно-популярные и детские издания, издания-одиночки. Вчера, например, стало известно о закрытии ИД «Коммерсантъ» журналов «Власть» и «Деньги». Все участники рынка, за которыми не стоит государство или иностранный капитал, судя по нынешним тенденциям, в 2017 году уйдут «под воду».

Я лично не вижу никаких предпосылок для улучшения ситуации. Более того, в этом году бумажники хотят увеличить цену на бумагу. Да, и в целом, жизнь подорожает. Думаю понятно, что ждет всю прессу, которая печатается на газетной бумаге. У кого-то другое мнение?

— В голове не укладывается, что мы дожили до таких времен. Как такое могло произойти?

— В нашей отрасли после развала страны начала складываться своя, абсолютно стихийная система отношений между издателями, дистрибьюторами, сетями распространения. Пока рынок рос, на жизнь хватало всем. В определенный момент развития дистрибьюторы стали выкручивать руки средним и особенно мелким издателям. Забугорный опыт, кстати, переняли.

Требовать несусветных денег за вход в сети. Присутствие в сети. Продви-жение изданий. Кто пытался искать правду — просто выкидывали из сети. Вспомните историю с «ТВ-парком». Издание в конце концов закрылось из-за конфликта со всем печально известным на рынке дистрибьютором. Таких историй десятки. А сколько раз некоторые дистрибьюторы кидали и до сих пор продолжают кидать издателей? И что самое поразительное — действенных рычагов давления на них нет.

Вот свежий пример. Издательские деньги дистрибьюторы внесли в качестве залога за участие в московских конкурсах за право торговать в киосках. Без согласия издателей, на деньги издателей развивают свой собственный бизнес. Лично я не знаю у нас в стране ни одной отрасли, где сложилась бы такая дикая система взаимоотношений между производителями товара и дистрибьюторами.

Невидимая рука рынка привела к тому, что хвост начал командовать головой. И сейчас хвост изо всех сил пытается выжить за счет головы.

Это ему, в перспективе, не удастся, но ведь всем известен принцип, по которому живет сейчас наш рынок: «Ты умри сегодня, а я лучше завтра».

Подведем итог. За последние 25 лет существования страны в отрасли печатных СМИ не сложился цивилизованный механизм взаимоотношений между всеми участниками рынка. Со стандартами работы, правилами поведения, нормами взаимоотношений.

Раз нет механизма, который обеспечивает всем игрокам рынка и равные права и равные обязанности, то нет и путей решения, как системы, общих отраслевых проблем. Сколько бы мы не собирались, к чему бы друг друга ни призывали, весь пар уходит и будет уходить в свисток.

Об этом механизме мы пишем, говорим ни один год. Толку ноль. Так будет и дальше.

Но кто, кроме нас самих — издателей в первую очередь, — виноват в том, что этот механизм не появился? Никто. Ни дистрибьюторы, ни госу-дарство, ни сети. Сейчас наступила расплата за нашу лень, недальновидность, эгоизм. СМИ умирают. Такая вот цена.

— Все равно не верится, что такая отрасль может исчезнуть. Ведь это вопрос уже политический. Даже в более трудные времена — вспомните предвоенные годы — государство запускало издания. Те же научно-популярные, детские. Пыталось как-то сохранить информационное пространство. Что делать?

— Прежде всего каждый издатель и дистрибьютор должен понять, что старая, исторически сложившаяся модель наших взаимоотношений умерла. Да её и не было, как цивилизованного механизма. Есть набор игроков, которые, по большому счету, ничем не связаны, ничего друг другу не должны и каждый тянет одеяло на себя. Кризис лишь ускорил этот развал.

Отрасли надо переходить на новую модель развития. Она заложена в Законе о саморегулируемых организациях в СМИ. Его подготовила «Единая Россия» в 2013 году. Но в 2015-м его отклонили. Было много замечаний.

Необходимо с учетом нынешней катастрофической ситуации снова вер-нуться к этому закону. Доработать его так, чтобы он превратился в реально действующий механизм саморегулирования отрасли. С правилами, стандартами, нормами для всех участников рынка. Мелких. Средних. Крупных. Для всех без исключения. Суть простая: вышел на рынок СМИ — работай по утвержденным правилам. Нарушаешь правила — вон с рынка.

— Я помню в советское время, если скажем, областная газета просто опаздывала к читателю, это было предметом серьезного разбирательства у первых лиц области. Сегодня о помощи взывают целые категории изданий — литературные, научно-популярные, молодежные, детские, экономические, специализированные. Газетные киоски по десять штук в день исчезают. Книжных магазинов сегодня меньше, чем в дореволюционной России. Где невидимая рука рынка, которая, как нам обещали, должна привести всех к небывалому расцвету? Где политика государства в отношении СМИ?

— Невидимая рука рынка приводит к тому, что сильнейшие выживают, а все остальные погибают. На нашем рынке происходят точно такие же процессы, как и в остальных секторах экономики. Налицо типичный системный экономический кризис, характерный для эпохи раннего становления капитализма.

Заглянем чуть в будущее. Кто из издательских домов останется на рынке, скажем, к концу 2017 года? Любой издатель ответит — «Бурда» (70 изданий), «Бауэр» (100 изданий), Hearst Shkulev Publishing (11 изданий). Именно они и будут просвещать, развивать, информировать и воспитывать российских читателей.
Как так получилось, что иностранный капитал занял лидерские позиции в нашей отрасли? В 1991 году страна из одной политико-экономической формации начала переходить на капиталистические рельсы развития. Кто, что тогда из нас понимал в рекламе, технологиях продвижения, механизмах создания издательского продукта? Никто, ничего из советских журналистов и понимать не мог про рынок. Они под другое были заточены.

Рынок СМИ открыли. Первой появилась «Бурда». Потом пришли и «Бауэр» с Hearst’ом. С деньгами. Рекламными брендами. Отработанными информационными концепциями изданий. Знанием рыночных технологий создания и продвижения изданий.

Пока мы только уворачивались от кризисов и финансовых пирамид и учились рыночным технологиям, они уверенно заняли наш рынок. Изначально это была недобросовестная конкуренция. Игра называется — профессионалы против любителей. Результат сегодня у всех налицо. Другим он и не мог быть. Государство просто сдало свой рынок СМИ. Кто-то подобрал. К кому претензии?

Но вот в деградации рынка СМИ виноваты именно крупные издательские дома. Только крупные игроки могут навести порядок на рынке. Но сколько на моей памяти ни взывали и не обращались к этим господам построить дистрибьюторов через право поставки изданий они так палец о палец и не ударили. И не ударят. Чем больше конкурентов умрет, тем для них лучше. Эпоха дикого капитализма продолжается.

А вот это — нехорошо. Все же работают на чужом рынке. Изданий уже не по одному десятку выпускают. С рекламой тоже все в порядке, не-смотря на кризис. Могли бы и помочь правильно отрегулировать рынок в общих интересах. Старательно делают вид, что «чужие» проблемы их не касаются. Призывают всех становиться как они — большими, рекламными, эгоистичными. Абсурд. Еж не может стать львом. В природе должна быть гармония. Все нужны.

Интересна роль государства. За налоги спрашивает все строже, а вот от наведения элементарного порядка на рынке СМИ полностью самоустранилось. А кто его еще, кроме государства, может навести?

Беда. Крупняк ждет, когда кризис для них рынок освободит, а государство молча на это смотрит. Ощущение, что заодно играют.

— Вы верите в такой информационный сговор?

— Я лично — нет. Но есть же какие-то объективные объяснения тем раз-рушительным процессам, которые происходят в нашей отрасли? И факты — крупняк становится сильнее, а все остальные не знают, за что ухватиться, чтобы выжить.

Кстати, ирония истории: в следующем году будет 100 лет, как большевики приняли декрет о ликвидации безграмотности. Толчком послужило понимание того, что никакая индустриализация страны невозможна с безграмотным населением. И о чем приходится нам говорить спустя 100 лет? Стыд и позор.

Разве переход на новые технологические уклады, укрепление конкурентоспособности экономики уже в наши дни возможно с населением, которое читает все меньше и меньше? Интернет — это средство общения. Там не читают, а смотрят. Он не созидает, а развращает и дебилизирует.

У нас с журналами и газетами исчезает и культура чтения. А вслед за ней и много чего еще, увы, может исчезнуть.

— А как конкретно приступить к работе над этим законом о СРО? Почему четверть века не получалось, а сейчас должно получиться?

— Участники нашего рынка мне напоминают реальных самоубийц. Если кто-то из издателей думает, что его минует печальная чаша, думаю, он ошибается. Доктор-кризис доберется до всех. До кого-то, возможно, чуть позже, но доберется. Тенденции таковы. И изменений к лучшему пока не видно.

Думаю, в ГИПП’е (Некоммерческое партнерство Гильдия издателей периодической печати, — PlanetaSMI.RU) надо создать рабочую группу по переходу на СРО. Связаться с «Единой Россией» и дотянуть этот закон. Попытаться уже с помощью профильных ведомств, как можно быстрее его принять в интересах всей отрасли СМИ.

Надо самим себе честно признаться: наша отрасль не способна самостоятельно перейти к саморегулированию. Мы снова утопим всё в гово-рильне, конфликтах, амбициях. Нужна помощь «сверху» от государства.

Налоги же мы платим. Рабочие места создаем. Удовлетворяем информационные запросы и читателей и того же государства. Пусть государство своей властью поможет навести порядок в отрасли. Требуются ведь чисто организационные усилия. Кстати, мы не первая отрасль, которая переходит на рельсы СРО. Проблемы у всех одинаковые.

Есть же над нами и чиновники, и министры, и депутаты. Хорошо бы сейчас объединить все усилия для решения понятной задачи — спасти отрасль печатных СМИ. ГИПП должна стать мотором этих преобразований.

Кто из издателей, дистрибьюторов понимает, что нас ждет, хочет работать дальше — должен всеми силами способствовать переходу на новую модель развития. Других путей у нас нет, уважаемые коллеги, просто нет. Или дальнейший развал или возможно, в перспективе, возрождение, но только на базе государственного закона о саморегулируемой организации в СМИ.

Евгений Иванов

PlanetaSMI.RU

Прочитано 509 раз Последнее изменение Среда, 11 января 2017 16:54
Оцените материал
(0 голосов)
PlanetaSMI

Статьи

Сайт: www.planetasmi.ru

1 Комментарий

  • Комментировать Оськин Александр  Владимирович Пятница, 13 января 2017 17:56 написал Оськин Александр Владимирович

    К сожалению, уважаемый коллега Мосин несколько искажает фактуру, и я с ним категорически не согласен по целому ряду позиций.
    Лейтмотив речи Игоря Мосина — захват рынка печатных СМИ России зарубежными издательскими брендами. Он обвиняет и их в недобросовестной конкуренций, и государство, которое «просто сдало свой рынок СМИ».
    Некоторое оттеснение российских изданий правдиво лишь отчасти. Давайте вспомним, что приход на наш рынок в 90-х годах продвинутых зарубежных издателей, обладающих новейшими на тот момент редакционными технологиями и выпускающими действительно высококачественный продукт, дало старт развитию самой отрасли. Они подтолкнули рынок, дали ему возможность учиться, заставляли двигаться вперед, поэтому отечественным редакциям оставалось только перенимать опыт, ставя цель «догнать и перегнать». Напомню, что еще при Петре I, не говоря уже о более поздних периодах истории, многие вещи приходили в Россию из-за рубежа, начиная с пороха и заканчивая современными цифровыми системами. Но к несчастью, многие российские издатели оказались не в состоянии учиться и двигаться вперед. Игорь Мосин говорит, что все российские издания гибнут. Ничего подобного! Возьмите группу изданий «Московского комсомольца» и «Комсомольской правды», изучите опыт региональных издателей — смоленской «Толоки» или «Газетного мира» из Нижнего Новгорода. Редакции, умеющие грамотно выстроить свою работу, идут в ногу с издательским прогрессом и имеют заслуженный успех.
    Игорь Мосин выявляет иждивенческие позиции, заявляя, что крупные издатели должны вступиться за маленьких, защитить их и начать диктовать всему рынку собственные условия. Как он это себе представляет? Рынок свободен! В этом и есть смысл современного общества — в свободных рыночных отношениях. Любые ограничения — смерть для рынка.
    Да и та система рынка поставки, когда в основе взаимоотношений между издателем и дистрибьютором лежит не договор купли-продажи, а договор комиссии, о которой Игорь Мосин говорит уже не первый год, для российского рынка также не применима.
    При всем этом отчасти соглашусь с тезисом коллеги Мосина о слабой поддержке нашего рынка государством. Это правда. Государство отказало отрасли в поддержке по целому ряду позиций, в частности — лишив печать дотаций на доставку подписных тиражей. Так и не была смягчена налоговая нагрузка, несмотря на то, что отрасль просила об этом неоднократно, приводя в пример опыт многих развитых стран. Поэтому в данном случае с г-ном Мосиным я согласен, но с некоторой оговоркой — несмотря ни на что, государство открыто для общения и обсуждения наших внутренних отраслевых проблем. Диалог ведется, в частности по целому ряду позиций в сегменте рекламы, например, о возврате на страницы газет и журналов рекламы качественного алкоголя и сертифицированных лекарственных средств. Государственная машина не однородна; отрадно признавать, что в ее работе задействованы эксперты, готовые к общению и лоббированию интересов нашей отрасли.
    Отдельного внимания требует озвученная Игорем Мосиным утопическая идея создания на нашем рынке саморегулируемой организации. Модель СРО настолько фантастична и нереалистична, что продвигать ее могут заставить, наверное, только очень большие собственные неудачи. Поясню. В нынешней модели система СРО не применима на российском издательском рынке, потому как закреплена в законодательстве в совершенно нереалистичном для нас варианте — с обязательным созданием единого резервного страхового фонда, за счет которого будут покрываться провальные проекты. Напомню, что такой фонд должен создаваться за счет всех членов СРО, а на сегодняшний день ни один из российских участников рынка не согласен давать деньги на банкротов и неудачников.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Loading...