Доллар США
57,51 руб.
Евро
67,89 руб.
Среда, 19 апреля 2017 07:51

Частная жизнь vs. общественный интерес. Правовые риски СМИ при распространении информации о частной жизни граждан

Блог 

В работе СМИ и журналистов нередки случаи, когда герои (или антигерои) сюжетов обращаются в суды, требуя компенсацию за распространение информации об их частной жизни без их согласия. О том, как снизить правовые риски при распространении информации о частной жизни граждан, на семинаре в екатеринбургском Доме журналистов рассказали медиаюристы Артур Мочалов и Наталия Колобаева. В этой публикации мы приводим основные тезисы, озвученные спикерами.

Вопреки распространенному мнению, сведения о частной жизни лица не ограничиваются интимными подробностями. Конституционный Суд России толкует понятие «частной жизни» предельно широко: это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только него и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер». То есть, любая информация, относящаяся к конкретному человеку, его отношениям в семье, в быту, на работе может быть расценена как информация о частной жизни.

К такой информации относятся персональные данные о человеке (например, его фамилия, имя, отчество, дата рождения, адрес проживания, национальная и религиозная принадлежность, философские убеждения и т.д.), его изображение, сведения о происхождении, личной и семейной жизни, состоянии здоровья и т.д. Общее правило закреплено в ст. 152.2 Гражданского кодекса РФ: сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускается. В отношении СМИ данное правило действует в полной мере: распространение в СМИ информации о каком-либо лице требует согласия этого лица. Идеальный вариант, когда оно дано в письменной форме. Впрочем, конкретная форма согласия законом не установлена: его можно дать любым способом (например, на видеокамеру).

Конечно, далеко не всегда возможно получить согласие героя материала на распространение информации о нем. Означает ли это запрет распространения такой информации?

На этот счет Гражданский кодекс РФ содержит несколько важных исключений. Одно из них - если информация о частной жизни человека распространяется в государственных, общественных или иных публичных интересах. Его смысл в следующем. Сведения о конкретном лице могут быть распространены журналистами без его согласия, если право общества на получение такой информации («публичный интерес») превалирует над правом лица сохранять информацию о себе в тайне

Большая Палата Европейского Суда по правам человека в Постановлении по делу «Кудерк и компания «Ашетт Филипакки Ассосье» против Франции» от 10 ноября 2015 г., отвечая на вопрос, что следует считать «публичным интересом», отметила: «Публичный интерес относится к вопросам, которые касаются общества в такой степени, что оно может правомерно иметь в них интерес, которые привлекают его внимание или которые заботят его в значительной степени... особенно если они затрагивают благополучие граждан или жизнь общества... Это также относится к вопросам, которые могут порождать значительные противоречия по поводу важного социального вопроса... или касаться проблемы, в информировании которой общество имеет интерес».

При этом Суд подчеркнул, что «публичный интерес» следует отличать от обывательского любопытства: «Публичный интерес не может быть сведен к потребности общества в информации о личной жизни других лиц или потребности читателя в сенсациях или даже вуайеризме... Статьи, направленные исключительно на удовлетворение любопытства определенного круга читателей относительно подробностей личной жизни лица, каким бы известным оно не было, не могут считаться вкладом в дискуссии, представляющие всеобщий интерес». В последнем случае право общества на получение информации не превалирует над правом человека на неприкосновенность частной жизни. Следовательно, если раскрытие тех или иных подробностей частной жизни обусловлено лишь удовлетворением любопытства определенной части аудитории, распространение такой информации без согласия человека будет признано неправомерным.

Решая вопрос о том, какой интерес – общественный или частный -должен получить больше защиты в каждом конкретном деле, Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу «Принцесса Ганноверская против Германии» отметил: «Решающим фактором установления равновесия между защитой частной жизни и свободой выражения мнений является то, что опубликованные статьи или фотографии привносят в дискуссию, которая представляет общий интерес».

Как видно из этих примеров, раскрытие в СМИ отдельных подробностей частной жизни граждан может быть признано правомерным, если в совокупности имеются следующие обстоятельства:
— распространенная информация является частью более широкой общественной или политической дискуссии, представляющей именно публичный, а не обывательский интерес. История из частной жизни помещается в контекст такой дискуссии, становится ее частью, иллюстрацией к ней;
— субъект, информация о котором распространяется, также представляет интерес для общества, т.е. является «публичной фигурой».

В случае судебного спора доказывание этих обстоятельств возлагается на редакцию СМИ и автора материала!

Пленум Верховного Суда РФ определяет «публичную фигуру» как лицо, которое «занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области» (Постановление от 23.06.2015 г. № 25). В Резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы № 1165 под «публичными лицами» понимаются «лица, занимающие государственную должность и/или пользующиеся государственными ресурсами, и, в более широком смысле, все лица, играющие определенную роль в общественной жизни, будь то политика, экономика, искусство, социальная сфера, спорт или любая другая область».

Различие между «публичной фигурой» и «обычным» человеком проводится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 г. № 15: «Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют».

Из этой позиции следует, что частная жизнь «обычного» человека имеет более высокую степень защиты, чем частная жизнь «публичной фигуры». Об отдельных аспектах частной жизни публичной фигуры (если эти аспекты связаны с общественной дискуссией) общественность вправе знать, в то время как о частной жизни «непубличного» лица общественность знать не должна.

Однако при этом сама по себе «публичность профессии лица ... не освобождает ответчика от обязанности получить согласие истца на распространение в СМИ сведений о его личной (частной) жизни», если такие сведения не обусловлены вкладом в общественную дискуссию (см., например, решение Савеловского районного суда Москвы от 27.09.2016 г.).

 

Увидеть больше материалов семинара "Освещение частной жизни человека в СМИ: правовые риски и правила юридической безопасности" и посмотреть, как работает описанный механизм на примерах российской судебной практики, вы можете на сайте Студии юридических решений IMLEX.PRO.

Фотографии с семинара можно посмотреть на нашей странице в Facebook.

 

Прочитано 375 раз Последнее изменение Среда, 19 апреля 2017 09:07
Оцените материал
(1 Голосовать)
Артур Мочалов

Юрист в сфере медиа, рекламы и информационных технологий, кандидат юридических наук, доцент Уральского государственного юридического университета, основатель и управляющий партнер Студии юридических решений IMLEX.PRO

Сайт: imlex.pro/staff-item/artur_mochalov/
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Loading...